Семейство сайтов Forest.RU: Всё о российских лесах | Международные Дни Леса | Обзоры прессы и аналитика | Леса Новгородчины | Книги о природе и экологии
Дубы Евразии - сайт программы сохранения и восстановления широколиственных лесов
Этот сайт поддерживается Лесным КлубомLogo
English version

События

Олимпиады и конкурсы

Посадить лес своими руками

Публикации, статьи, выступления

Регионы

Участники программы и партнёры

Поддержите проекты по возрождению дубрав!

Всё о российских лесах


Прошлое и настоящее широколиственных лесов Новгородской области

(в сокращении)

"Древняя география, с нынешнею снесенная", помогает понять, что "видимые телесные на земле вещи и весь мир претерпели великие перемены" (Ломоносов). В истории ландшафтов России наиболее заметным явлением можно считать смену формационного состава лесов. Преобладали смены преимущественно антропогенные, чаще всего регрессивные и, по любой хозяйственной мерке, ухудшавшие состояние основного капитала лесного хозяйства - продуцирующего леса на корню.

Территория современной Новгородской области лежит своей северной частью в подзоне южной тайги, а южной - в подзоне хвойно-широколиственных лесов, или подтайги. В пределах Ильменской низменности граница южной тайги сильно отклоняется от широтного простирания: подтайга длинным языком заходит на север. В настоящее время из общей покрытой лесом площади Новгородской области (3,4 млн.га) большая часть занята березой, осиной. Древостой с господством сосны составляет по площади 21,7%, ели - 20,2, на долю прочих господствующих пород приходится всего 9%. Широколиственные леса с господством дуба занимают 3,8 тыс.га, ильма и вяза - 132, липы - 53 га. Широколиственные породы в Новгородской области представляют большой научный и хозяйственный интерес, поскольку находятся на северных окраинах своих естественных ареалов. Древостои с их господством отнесены к особо ценным лесным участкам и исключаются из расчета главного пользования.

Палеоботаники считают, что в период теплого и влажного климата микулинского межледниковья широколиственные породы занимали 70-80% лесной площади области. В период среднего голоцена граница распространения этих лесов проходила примерно на 450 км севернее современной. В пыльцевых спектрах этого периода к западу от линии р.Ловать - оз.Ильмень - р.Волхов пыльца дуба составляет до 8% (Нейштадт, 1957).

В суббореальный период широколиственные леса потеснили ельники и сосняки. Свидетельством сохранения благоприятных климатических условий для произрастания широколиственных лесов в доисторические времена могут служить находки погребенной полуобугленной при лесных пожарах древесины дуба, в том числе корней и сучьев, обнаруженных при строительстве канала вдоль побережья Ладожского озера в 70-80-е годы 19 в. Диаметр стволов некоторых деревьев в этих находках, относящихся к каменному веку, достигал 1,6 м.

О большом распространении дуба в Новгородской губернии свидетельствуют находки мореного дуба по берегам р.Ловати. По словам Н.Я.Озерецковского, дубы, лежавшие на берегах в песке с незапамятных времен, превратились в "каменно-угольную массу" и в таком виде извлекались крестьянами в отрубленных кусках для изготовления домашней утвари. О наличии целых залежей мореного дуба вблизи с.Рамушево, где Н.Я.Озерецковский побывал в 1814 году, свидетельствовал тот факт, что ими интересовались крупные предприниматели: "В лежалых оных дубах узнали ныне доброту, и уже приезжали на Ловать промышленники, которые щедро платили за позволение откапывать в берегах дубы" (цитата по В.С.Жекулину). В Ленинграде (ЦГИА) хранятся документы, в которых имеются сведения о старых почерневших дубах в наносных песках р.Чагоды Устюжинского уезда, расположенной на расстоянии 250 км северо-восточнее р.Ловати.

Большое влияние на распространение широколиственных, в первую очередь дубовых, лесов оказывала их вырубка на строительство городов и крепостей. Множество деревянных изделий, найденных при раскопках Новгорода, изготовлены из древесины широколиственных пород. В слое, относящемся к 11 веку, найдены дубовые колонны здания, которым, возможно, была древнейшая Новгородская церковь - тридцативерхая дубовая София, построенная сразу же после принятия христианства (988 г.) и сгоревшая в середине 11 века. Дуб употреблялся новгородцами в строительстве для изготовления балясин, коньков, наличников, колонн и других ответственных конструкций. Кроме того, прочная и красивая древесина его широко использовалась в мелких поделках. Поэтому, хотя дубовых лесов было меньше, чем еловых, экономическая значимость дуба и "дубовых местоположений" была выше, чем ели и еловых урочищ.

По данным Е.Л.Любимовой и Э.М.Мурзаева (1964), на Валдайской возвышенности выявлено более 100 топонимов, связанных с дубом. О произрастании насаждений из широколиственных пород имеются сведения в Атласе лесов Новгородской губернии 1800 г. (ЦГИА в Ленинграде). В нем деревья дуба, клена, вяза, ильма, ясеня, пригодные для кораблестроения, отмечались в районах Спасской Полисти, Коломенского погоста, по р.Веряже, у Поозерского погоста и в других местах. Здесь же имелись населенные пункты с названиями, связанными с дубом. Например, в исторических документах 14-15 веков в Коломенском погосте упоминаются Дуброво, Дубровка, в Грузинском погосте - Дубровице, в Солецком - Дуброво, по Волхову, вблизи Новгорода - Дубняг, Поддубье (Молчанов, 1968). А в Южном Приильменье и сейчас имеются населенные пункты Дубовице, Поддубье, Дубки.

Названия населенных пунктов с основой "дуб" распространены повсеместно, но в большей степени в Крестецком, Боровичском и Старорусском уездах, а с основой "липа" - в Демянском и Старорусском, что подтверждает вывод о значительном распространении широколиственных лесов в момент заселения области человеком.

Кроме того, топономические свидетельства служат дополнительным фактором для отнесения территории области в границы современных ареалов дуба обыкновенного, клена остролистного, ясеня, ильма, вяза обыкновенного и липы мелколистной.

В последние 1000 лет кроме пойм и низких речных террас Приильменской низменности потенциально "дубовыми" местообитаниями являются хорошо дренированные относительно пологие склоны южных и западных экспозиций с богатыми темноцветными муллевыми почвами, подстилаемыми безвалунными лесовидными глинами - "поддубицы".

Важные сведения о распространении дубрав в Новгородской губернии содержатся в дневниках ученых-путешественников 18-19 вв. И.А.Гильденштедт в 1775 г. сообщал о дубах значительной величины на р.Поломети около Яжелбиц. Спустя 100 лет (1873) в этих же местах Х.Я.Гоби (1876), вспоминая об этом свидетельстве, написал: "В его время дубы эти срубали на бревна и сплавляли в Петербург. Теперь около Яжелбиц нет и помину о дубовых рощах". В 1779 г. Э.Лаксман, путешествуя по Приильменью, для местности в бассейне р.Шелонь Старорусского уезда отметил плодородные почвы и прекрасные дубовые леса. В 1878 г. учебном курсе географии Новгородской губернии (Можайский, 1878) отмечалось как обычное, что в лесах средней юго-западной части растут дуб, липа, клен, вяз, ясень. В 1873 г. в г.Демянске даже было организовано промышленное производство гнутой мебели из этих пород. Конечно, все это последние примеры широкого использования дуба и других широколиственных пород. В 1895 г. В.Л.Комаров писал, что дуб здесь большей частью "поблизости селений систематически вырубается на поделки, отчего растет чаще кустами". Лишь в некоторых местах ему посчастливилось видеть "большие мощные деревья": у с.Дубье близ оз.Болонье Боровичского уезда, Дехинский лес Старорусского уезда, по р.Тигоде в Новгородском уезде. Будущий академик обследовал и описал множество участков и урочищ с растительностью широколиственных формаций. По регулярности встреч в пределах той части современного ареала дуба, клена, ильма, ясеня, липы, которая принадлежит Новгородской области, и характеристикам роста и продуктивности лучших насаждений можно утверждать, что, по крайней мере, в течение 10-20 вв. здесь не создалось катастрофических условий для существования широколиственных формаций, в частности дубрав. Это связано с экономическими условиями и формами хозяйства, меняющими антрогенное влияние на леса.

Возможен рост дубрав непосредственно на водоразделах, на самых богатых и свежих разновидностях дерново-подзолистых суглинистых почв. Все это места, удобные для создания сельскохозяйственных угодий. Вполне естественно, что наши предки устраивали здесь свои поселения, вырубая дубравы и создавая пашни, сенокосные луга, выпасы. Получаемая при этом древесина широколиственных пород была пригодна для изготовления многочисленных предметов утвари, орудий труда. Большая часть разнообразной посуды, найденная при раскопках в Новгороде, средневековые гудки и гусли были сделаны из клена и ясеня, детали ткацких станков и других механизмов - из твердой древесины дуба. Летописцами отмечены наиболее известные дубравы и межевые деревья дуба. В записи 1617 г. говорится, например, о дубах на меже Соловецкого погоста у р.Оломны, а "за Оломною дуб с короною" (Молчанов, 1968). В 1693 г. Петр I, будучи проездом в Старой Руссе, заметил в ее окрестностях годный для кораблестроения дубовый лес, и по его распоряжению там были начаты заготовки древесины. Для наблюдения за этими работами на реках Пола и Переходы находился сын Петра - царевич Алексей, который в письмах к отцу 14 июня и 4 августа 1713 г. сообщил о заготовке 6592 стволов дуба (Полянский, 1885). Часть их была использована на местной строительной верфи вблизи Ужинского Рядка.

Начиная с 1703 г. в связи с развитием кораблестроения издается ряд законов, запрещающих несанкционированную порубку широколиственных пород под угрозой сурового наказания. В 1705 г. Петр I издал указ, на основании которого с лиц, использующих дуб для бытовых целей, взималась пошлина в казну в трехкратном размере от действительной стоимости древесины дуба. В 1707 г. была запрещена торговля поташом, для производства которого использовалась в основном широколиственные породы, а в конце 1718 г. "для бережения лесов" поташ объявлен государственным товаром. Указом Петра I предусматривалось усилить охрану лесов Новгородской губернии: "для смотрени заповедных лесов валтимиров иметь, одного по Деревской и Бежицкой пятинам, а другого - по Шелонской пятине, которых определить из людей добрых" (по В.С.Жекулину).

Можно полагать, что меры по охране широколиственных лесов сыграли определенную роль, ибо при описании корабельных лесов для составления ландкарт (по повелению 1731 г.) в Новгородской губернии были учтены дубовые леса. По "Генеральному атласу лесов" (1782) в дельте р.Мсты, впадающей в оз.Ильмень, значилось, например, 7750 деревьев дуба и 2000 - клена и вяза. По данным М.Чулкова, в 1777 г. дубовый лес заготовлялся и сплавлялся в плотах из южных уездов: Холма, Великих Лук. Жители Холмского уезда изготавливали доски, сани, деревянную посуду, полубарки, "которые с сеном и лесом дубовым, потребным корабельному строению" отправляли по р.Ловать в Санкт-Петербург.

Значительно усилились рубки широколиственных лесов, в первую очередь дубовых, после Указа 1782 г., которым в помещичьих лесах разрешалось рубить даже корабельные деревья дуба. А в народе распространились слухи, что дубовые деревья можно также свободно рубить в казенных и других лесах (Цветков, 1957). Н.Я.Озерецковский во время путешествия по Новгородской губернии в 1805 г. заметил, что в связи с вываркой соли на заводах и частными лицами вокруг Старой Руссы истребляется много леса и правительство "со временем пожалеет о лесе". Действительно, солеварные промыслы Старой Руссы поглощали огромное количество древесины. В середине 18 века, по официальным данным, ежегодно использовалось до 120 тыс. кубических саженей (около 1,2 млн. м3) дров. (В настоящее время в Новгородской области всеми предприятиями заготавливается ежегодно около 2,9 млн. м3 древесины.) В то время заготовка древесины проводилась по берегам сплавных рек, например, Полисти, Порусии, Ловати, Редьи, Снежи, Полы, где в первую очередь беспощадно вырубались высококачественные пойменные дубравы. За две сотни лет существования солеварного промысла (1679-1869 гг.) леса отодвигались все дальше от Старой Руссы, а лесозаготовки переносились в другие уезды. Уже в конце 17 в. в челобитной жителей Старой Руссы царю было сказано: "В Старорусском уезде дров припасть негде, припасаем и гоним дрова из Новгородского и Торопецкого уездов верст за полтораста и большими и малыми реками с великою нуждою, и то дрова становятся нам дорогою ценою" (Рабинович, 1973).

Цены на дрова за 50 лет (с 70-х годов 17 в. до 20-х годов 18 в.) здесь выросли в пять раз. Массовое истребление лесов для нужд солеварения оказывало значительное влияние на природу Южного Приильменья. Старорусский и прилегающие к нему уезды стали малолесными, в них возникли большие массивы заболоченных земель, занятых мелколиственными породами и кустарниками. Э.И.Эйхвальд указывал, что в прошлом на месте обширных болот вблизи Белебельска и Должина (сейчас это территория Поддорского района) были леса. Это подтверждается находками в болотах толстых стволов и корней широколиственных деревьев. Лесовод И.В.Кучин (1906), хорошо знавший историю края, приводил многие доказательства широкого распространения дубовых лесов на южном и западном побережьях оз.Ильмень, позднее густо населенных и распаханных. Потребление лесов привело в начале 20 в. к настоящему древесному голоду: древесины не хватало не только на постройки, но и на отопление. Депутат II Государственной думы от крестьян Новгородской губернии Измайлов рассказывал, что крестьяне сжигали "огорожи вокруг хат, опиливали углы у собственных изб, из больших старинных изб делали маленькие для того, чтобы сэкономить охапку дров для топлива". За 70 лет после окончания генерального межевания (1882 г.) площадь лесов Новгородской области уменьшилась на 39%. Особенно хищнически вырубались в конце 19 в. леса частных владельцев, так как ожидался закон рубок в этих лесах. По мнению тогдашнего министра землевладения и государственных имуществ, частные леса представляли собой "самую печальную картину безотрадных пустырей, покрытых негодным низкорослым и корявым лесом, который без надлежащего ухода никогда не может поправиться". Рубка лесов производилась без разделения на лесосеки, беспорядочно. Немногим лучше было положение в казенных лесах. Сплошные рубки, пастьба скота в значительной степени изменили коренные древостои всех формаций. От первичных дубовых лесов к началу 20 в. остались жалкие остатки. Можно сказать, что с дубом как с хозяйственно значимой коммерческой породой к концу 19 в. в Новгородской губернии дело было покончено.

Несколько ранее этого было начато серьезное научное изучение возможностей восстановления Новгородских дубрав. Особенно важными явились заключения Э.Ф.Дамберга (1914) о том, что современная северная граница ареала дуба проходит севернее Тихвина, и А.Н. Колмовского (1899), что " на юге области разведение таких пород леса, как дуб, липа, клен, ясень вполне подходит под условия климата". В другой работе А.И. Колмовского (1896) приведены данные об обильном плодоношении Саввовишерской дубравы.

Первые многолетние разнообразные опыты по выращиванию сеянцев и созданию лесных культур дуба, бука, вяза, ильма, клена и ясеня в северной части Новгородской губернии были выполнены патриархом русского лесоводства А.Е.Теплоуховым (1842). Его исследования в имении графов Строгановых Марьине позволили в принципе положительно решить вопрос о возможности создания здесь хороших лесных культур названных пород. Со стороны правительства и губернских властей лесным культурам широколиственных пород никакого внимания не уделялось. Лишь отдельные землевладельцы в своих имениях, подобно Строгановым, проводили эти работы в небольших объемах. Например, выполнены посадки дуба и ясеня в имении Выбити Старорусского уезда, где велось "очень рациональное лесное хозяйство" (Оценочные данные, 1904). Преподаватель Парфинской лесной школы, впоследствии известный ученый-лесовод В.И.Иванов, в 1908 г. при описании типов насаждений Парфинской дачи в Старорусском уезде упоминал лесной квартал, который "был некогда покрытым дубовым насаждением, теперь уже вырубленным". Для восстановления этой пойменной дубравы разными способами создавали лесные культуры: в 1901 г. - тогда еще помощник лесничего, будущий профессор А.П.Тольский (посадка сеянцев и посев желудей по прогалинам), в 1902 г. - он же (посадка дуба в коридоры, площадь 5 га); в 1904 г. - В.И.Иванов (посадка 4-5-летних сеянцев дуба в ямки, 4,8 тыс.шт. на одну десятину); в 20-е годы - В.П.Трещевский (разными способами). Большинство из посадок было успешным, но в дальнейшем эти лесные культуры не обеспечивались надлежащим уходом. В ревизионный период 1882-1891 гг. в Старорусском лесничестве планировались мероприятия из-за ежегодного паводка и возможного заглушения дуба порослью осины. Действительно, в аналогичных случаях в дубравах Приильменья позже установили очень сложные условия для семенного восстановления дуба и сильную конкуренцию осины (Северова, Правдин). Эти авторы рекомендовали создание лесных культур дуба в сочетании с подсушкой осины (кольцеванием). Большой интерес к изучению и восстановлению Новгородских дубрав проявил М.Е.Ткаченко, которому Новгородский окружной отдел по специальному запросу передал сведения о сохранившихся дубовых насаждениях. К сожалению, в последующие годы внимание к этим вопросам ослабло. Лишь Э.А.Юрова (1973) и З.Е.Антонова (1975) приводят конкретные данные об объектах, перспективных для восстановления дубрав. В отдельных лесных урочищах Старорусского района, расположенных на водоразделах, имеется, например, естественное возобновление дуба в виде подроста численностью до 11,2 тыс. экз. на 1 га (Антонова, 1973).

Анализ лесоустроительных материалов убедительно показывает, что дубравы в Новгородской области обладают достаточно высокой продуктивностью и товарностью. В сравнении с более южными они реже повреждаются энтомовредителями, например, непарным шелкопрядом. Возможность выращивания в области высокопродуктивных насаждений широколиственных пород подтверждается данными о среднем приросте дубрав в Старорусском районе, которые составляют 3,13 м3/га (средний прирост хвойных пород здесь равен 2,18, а мелколиственных - 2,99 м3/га). Имеются плюсовые насаждения дуба. В колхозе "Урожай", например, 60-летняя дубрава II класса бонитета при средней высоте древостоя 19 м и диаметре 24 см имеет продуцирующий древесный запас 220 м3/га. В Шимском лесхозе 50-летние насаждения с преобладанием широколиственных пород имеют высокий средний прирост: дубравы - 3,36 м3/га, ясенники - 2,71, вязовники - 2,84, липники - 5,06 м3/га. Такой уровень продуктивности достижим в Волотовском районе, южной части Шимского и Солецкого, западной части Старорусского района, в общей сложности не менее чем на 300 тыс. га земель лесного фонда области.

В последние десятилетия внимание лесоводов-производственников к восстановлению широколиственных лесов неоправданно ослабло, по-видимому, из-за трудности их выращивания в первые годы жизни. Не говоря уже о совершенно бесподобных средообразующих и бальнеологических свойствах широколиственных лесов, таксовая стоимость древесины дуба выше в 1,8 раза, чем сосны, и в 2,2 раза, чем ели. Вполне реально сохранение, восстановление и интенсивное разведение дуба и его спутников, выращивание в Новгородской области их древостоев 1-2 класса бонитета при условии правильного выбора местообитаний. Опыт, накопленный новгородскими лесоводами, позволяет наметить эскиз современной системы мероприятий, способствующих восстановлению широколиственных лесов.

При проведении лесоустройства следует считать широколиственные породы главными при наличии их в составе древостоев от 2 единиц и более. В последующих оборотах рубки эти породы станут преобладающими. Для восстановления дуба и его спутников первоочередными объектами должны быть признаны территории зеленых зон и занятые защитными полосами вдоль дорог в Шимском, Солецком, Волховском и Старорусском районах. Здесь в лесах бывших совхозов и колхозов до 30% лесопокрытой площади на самых богатых местообитаниях занимают малоценные сероольховые насаждения. Следует снизить возраст главной рубки сероольшанников с 41 до 26 лет и провести в них реконструктивные работы - замену их в неморозобойных местах широколиственными породами. Реконструкция может быть выполнена как сплошная (по всей площади), так и частичная (коридоры, кулисы). При сплошной после подсыхания измельченных катками древесных остатков возможно их сжигание, а при коридорной - порубочные остатки перегнивают в последующие 2-3 года. Введение дуба на лесокультурные площади, подготовленные таким способом, лучше всего производить посадкой 2-3-летних сеянцев или 4-5-летних саженцев. В обоих случаях в последующие годы необходим регулярный уход.

Первостепенным и срочным мероприятием является инвентаризация всех сохранившихся дубрав естественного происхождения и использование генофонда их местных популяций при искусственном лесоразведении.

С.А. Дыренков, А.Н.Авдеев


К началу этой страницы На входную страницу Напишите нам!